ФорумФорум  ЧаВоЧаВо  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  РегистрацияРегистрация  ВходВход  

Поделиться | 
 

 Вазывшение Давителя.

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Arch atheist
Сферический тролль, настолько он жирен
Сферический тролль, настолько он жирен



СообщениеТема: Вазывшение Давителя.   Вт Сен 03, 2013 3:25 am


Вазывшение Давителя.


ВАААГХ! БОРК
Индустриальный мир Бхорк Прайм, или как его называли наводнившие темную сторону планеты племена орков, Борк, был одним из ничем не примечательных приграничных миров на краю Звезд Упырей. Ко второй половине 978.M41 он стал синонимом смерти и разрушения галактического масштаба.

История запомнит зеленокожего, известного как Могучий Давитель Борка, по нескольким причинам. Орк свирепостью своего Вааагх! испугавший сами звезды, вождь Клешнеглотка, своими последователями прозванный Магучий Давитель, прославился своеобразным военным гением. Но настоящей причиной его дурной славы служила не свирепость или даже изобретательность, но то, что он был абсолютно безумным.

ВОЗВЫШЕНИЕ ЛУНАТИКА
Карликопасы с его родной планеты рассказывают о временах, когда Могучий Давитель был известен как просто Ког; недалекий головорез живший на орочьей стороне некогда процветавшей планеты, Борке. С момента своего рождения Ког был настолько ненасытен, что жрал все что движется, а так же все остальное. Малость туповатый, Ког на своей диете из драк с питанием и питания с драками вырос столь огромным, что многие считали, что когда-нибудь он возглавит свое племя. Они были правы, но никто из них не ожидал столь стремительного взлета.  

Одним обычным вонючим и влажным для Борка деньком, Ког прохлаждался, охотясь на сквигов в заброшенных индустриальных комплексах, что окружали экватор планеты подобно поясу из искореженного метала. В темных затопленных недрах ржавого мануфакторума Ког нашел толстого сочного сквига, слишком жирного, чтобы убежать. Тварь зловеще сияла в темноте болезненным изжелта-зеленым свечением, отражавшемся в разбросанных вокруг него лужах токсичных отходов. Естественно Ког тут же сожрал его, хотя по вкусу он был отвратительнее питающейся навозом клыкотвари. Ког почувствовал себя как то странно в кишках, и еще более странно в голове. Он прилег в светящиеся подземные лужи, чтобы хорошенько вздремнуть, и несколькими днями спустя Ког проснулся совершенно другим орком.

Когда Ког наконец принесся обратно в свое племя, его было почти не узнать. Покрытый с головы до пят ржавым металлом и с флуоресцирующими слюнями, стекающими с израненных губ, Ког возвышался над самыми старыми и крепкими орками племени. Его челюсть была усилена большими  зазубренными осколками железа, сколоченными вместе в грубое подобие силовой клешни, а своим взглядом он даже разбушевавшегося сквиггота мог загнать обратно в стойло. Первый орк, спросивший уж не Ког ли это ужасное видение, за беспокойство получил разбитую голову и откушенную руку. Причудливый новоприбывший назвался Клешнеглоткой, и ни один зеленокожий в здравом уме не решился оспорить это. И даже орки не в своем уме инстинктивно понимали, что новичок не шутит  Случайное стечение обстоятельств, остановись Клешнеглотка в любом другом месте, то окончил бы в компании местных психапарней на периферии орочьих племен.

Хотя многие в племени Клешнеглотки восприняли его как очевидного лидера, карликопасы шептались, что новичок даже для орка отличался опасным сумасбродством. Любого несогласного с его дикими требованиями или возражавшего против невменяемых выходок психапарней его свиты не убивали, а навсегда изувечивали. Ибо Клешнеглотка знал, что хоть орки и не боятся смерти, их не прельщала мысль весь остаток жизни провести изуродованным куском разорванной плоти. Лишь храбрые или невероятно тупые орки могли продолжительное время выдержать его зловещий взор.

Вскоре Клешнеглотка объединил все соседние племена. Тысячи зеленокожих связывал воедино страх перед его легендарной жестокостью и садизмом. Несогласным с его планами в назидание откусывали руки или ноги, что привело к оживлению торговли кибернетикой для местных боляков. Вождю Хунка из клана Змеекусов повезло еще меньше, все его конечности сожрали, а покупку новых предотвратили, вырвав и выбросив челюсть валяться в пыли. Весть о новом вожде летела повсюду и с каждым днем множество орков стекалось, чтобы присоединиться к тому, кого они прозвали Могучий Давитель.

Медленно собирался Вааагх!, с безумцем во главе.

БЕЗУМИЕ ДАВИТЕЛЯ
Вместе с легендой о Могучим Давителе росло и его сумасшествие, расходящееся пузырями в его воспаленном мозге. Он постоянно обходил трущобы вокруг подножья Жуба Горка, горы которую он сделал своим логовом, выбирая для личной свиты самых странных и эксцентричных орков. Вскоре его баивая банда превратилась в неконтролируемый жестокий карнавал, сеющий хаос на своем пути. Ночами, освещенными полной луной Могучего Давителя можно было найти на высочайшей вершине Жуба Горка, кричащего на испещренный кратерами планетоид над ним и угрожающего хорошенько отпинать если тот не перестанет смотреть на него. Орков живших в расположенных ниже городах-развалюхах не особо заботило то, что их лидер настолько чокнутый, поскольку в его безумии крылись семена гениальности. Клешнеглотова армия меков, Коголовые, подстрекаемые смесью страха и невероятного энтузиазма в желании конструировать еще более великие инженерные достижения, создаваемые в попытке следовать требованиям своего бешеного хозяина, выраженных в рычании и воплях. Из сумасшедших видений Клегнеглотки родились технологические выродки вроде бодай-багги, свкигготовозки и рокодреда. Также Магучий Давитель настоял на постройке флота подлодок, чтобы завоевать жившую в океанах Борка великую клинковую рыбу. Но больше всего он хотел освоить полеты, чтобы долететь до луны и разнести ее на кусочки своими голыми руками.

ВОЙНА ЗА ПРОТОКУЗНЮ
Клешнеглотка добился значительных успехов в своем причудливом поиске, ведя свои армии-развалины против соседнего континента Аяксида. На Аяксиде находился принадлежащий Адептус Механикус комплекс альфа-класса Протокузня, чьи жители были настроены на некоторое время игнорировать примитивные орочьи культуры на темной стороне планеты с их устройствами. В конце концов, зеленокожие дикари были не в силах обнаружить присутствие древнего техногорода, а уж тем более пересечь разделяющие их огромные морские заливы. Или по крайней мере они так считали.

Одной лунной ночью Могучий Давитель начал трястись и корчиться. Когда он наконец вернулся в то что осталось от рассудка, то пришел в ярость. Он заявил о том что орочьи боги Горк и Морк сказали что людишки на другой стороне планеты насмехаются над ним. Через несколько дней орки были готовы к тотальной войне. Они болтались и протекали через весь океан в грубо сколоченных подлодках Клешнеглотки, прорубая свой путь через стаи морских крокодилов и разнося взрывами на части ужас глубин, клинковых китов. За штурвалом каждого судна стоял зараженный безумным виденьем Клешнеглотки психапарень-помощник, но, несмотря на это (а возможно и благодаря) большая часть флота добралась до Аяксиды в целости.

Даже имея на своей стороне продвинутые технологии и назначенный защищать их легион элитных претореаских гвардейцев, техножрецы Протокузни были не ровней свирепости флота Могучего Давителя. Множество подлодок, вооруженных огромными жужжащими бузз-пилами или в подражание Клешнеглотки большими железными пастями, просто прогрызли себе путь через доки прямиком в мануфакторум. И перед тем как извергнуть сотни орков из своих железных утроб, открыли огонь из крупнокалиберных пушек. Ночное небо несколько дней освящалось заревом войны, но хотя орки несли ужасные потери от мегаболтеров и мультилазеров, орда продолжала прибывать. В конечном счете, фанатичное рвение войск Могучетеля Давителя превозмогло. Столкнувшись с поистине неприглядной альтернативой, старшие маги Аяксиды предписали отступить в отдаленный улей известный как Мартен-улей, временно оставив свои любимые кузни в когтях инопланетных захватчиков. Прибыв туда, техножрецы поклялись в страшной мести и отправили имперским властям просьбу послать подкрепления на устранение недавно объявившейся армии Клешнеглотки. Но жернова имперского правосудия мелют медленно, и тысячи подобных запросов ложатся на столы Администратума каждую неделю. Состояние Борка считалось устойчивым, и орочье вторжение, завоевавшее лишь один континент и захватившее единственный форпост Механикус, не гарантировало прямого вмешательства.

Тем временем Коголовые, толпа мекбоев Клешнеглотки, не теряя времени, поработили ранее трудившихся под плетями Механикус пеонов и изучали производственные линии Протокузни. Вскоре мануфакторумы были переоборудованы меками Клешнеглотки для постройки вместительной баивой фуры по образцу драгоценного транспорта Давителя. Трипликаторы и дио-горны раскалились докрасна, выпуская все больше и больше  тяжелобронированных машин из транспортных мастерских. В центре же комплекса сидел сам Могучий Давитель на бесформенном троне из раздавленных трупов своих врагов, глядя на яркое ночное небо и скрежеща зубами от разбушевавшихся амбиций. Он хотел сразиться с самими звездами, и сокрушить одну за другой под своей пятой.

“Думаишь, я аставлю эту беларожиую гротскую планету так пырица на меня каждую ночь? Не, я сабираюсь шмякнуть там усех этих мелких пранырливых мерзавцев да единай или здохну пытаясь!” – Могучий Давитель, из размышлений под небесами.

В ПОИСКАХ ЗВЕЗД
Не прошло много времени как Могучий Давитель объявил войну своему старому врагу, луне Борка, в неделю, когда та особо пристально смотрела на Клешнеглотку. Зная что для того чтобы перенести бои на орбиту ему нужно серьезное орочье ноу-чёу, Клешнеглотка перестроил Протокузню под свои нужды и провозгласил Аяксиду своим новым королевством. Армии трафейщиков прочесывали влажные экваториальные пустыни в непрестанных поисках сырья, и из сваленных вокруг новой крепости гор лома меки строили еще более крупные и амбициозные военные машины. Были построены сотни летательных устройств, от одноместных копт и рокетных ранцев (слишком малый радиус полета) до оркометов (слишком неприятно) и до штурмабомберов со здоровенной кучей двигателей, но не способных нести достаточно топлива, чтобы выйти за атмосферу. Луна все еще оставалась недосягаемой.

Приказы Клешнеглотки стали еще более странными и амбициозными и вскоре его одержимость полетами распространилась среди его элиты, Когоголовых меканьяков. Использовавшиеся для переправки на Аяксиду железные подлодки переделали, приспособив к ним стальные крылья и рокетныи двигатели. Получившиеся космолеты были громоздкими, но теоретически способными летать. В попытках достичь еще большие высоты были построены рыгающие и испускающие газы над борксими свалками лома антигравитационные дирижабли. На указывающих прямиком на луну высоких стойках были построены гигантские рокеты. Серии беспорядочных испытательных полетов позволили Коголовым выйти на низкую орбиту, но не далее. Когда его психапарни-помощники наконец разобрались с вокс-сетью города механикусов, весть о поисках Давителя разлетелась во все стороны. Орки всех кланов и принадлежностей отложив в стороны свои разногласия пришли чтобы увидеть странные и опасные машины  построенные по видению Клешнеглотки. Зараженные его безумными мечтами, племя за племенем и баивая банда за бандой присоединялись к его Вааагх! подобно разгорающемуся пожару. Вскоре последователи Клешнеглотки насчитывали миллионы, в которых каждый орк был поглощен желанием покинуть Борк и разнести на части все планеты до которых они могли дотянуться.

В отчаянии, Клешнеглотка использовал последнее средство, приказал отправить призыв о помощи, до чего Могучий Давитель не опускался со времен своей юности. Его слово разошлось повсюду, обещая королевскую награду в жубах любому орку овладевшему силами полета, кто сможет доставить его к своей лунной немезиде. Некоторые величайшие легенды орочьего рода откликнулись на зов, возможно позабавившись безумию просьбы или же возможно просто соблазнившись обещанным богатством. Среди их числа был босс Загструк со своими “Грифами”, с воплями обрушившись с небес на самадельных рокетных ранцах и перебив целую баивую банду трафейщиков Клешнеглотки чтобы показать себя в деле. Клешнеглотка был впечатлен, но, несмотря на всю свирепость Загструка, антикварный штурмабомбер старого забияки мог вместить лишь несколько толп парней. Этого было недостаточно.

ХИТРАЙ ПЛАН КЭПА БАДРУККА
Решение проблемы Клешнеглотки было наконец дано легендарным кэпом Бадрукком, хитрейшим из карсаров. Самозваный король Флэш гитзов и экстраординарный ветеран-наемник имел поразительное уменье появляться каждый раз когда речь шла о бессчетных сундуках с орочьими жубами, и еще более поразительное умение исчезать вместе с ними. Однако встретившись лично с бешеным и здоровенным Могучим Давителем и услышав нотки незамутненного безумия в его ревущих, напыщенных речах, он был столь тронут чистым сумасшествием его плана, что согласился помочь.

Поучаствовавший в десятках Вааагх! по всей галактике и знавший все что можно о орочьих вторжениях кэп видел, что для орков Борка пришло время оставить свой след во вселенной. Он с презрением глянул на сомнительные попытки Когоголовых доставить Давителя в космос и демонстративно покачал своей увенчанной шляпой головой – у этой захолустной деревенщины не было не единого шанса построить способные долететь к звездам судна до того как собирающийся Вааагх! потеряет свой импульс. Бадрукк возвратился на свой печально известный наступательный крузер “Убейпасть” и начал думать, долго и со всей силы, пока его голова не начала болеть, а позолоченные жубы зудеть. Так родился Хитрай План кэпа Бадрукка.

Бадрукк понимал что для того чтобы Вааагх! покинул Борк и стал истинным межсистемным походом требовались корабли, причем целая куча кораблей. Наемник еще со времен, когда он получил свое первое тату с черепом и стрелялом знал, что простейший способ что-то достать это стащить это у кого-то еще. Ожидание подходящего флота или дрейфа спейс халка на орбиту могло занять десятилетия. Была нужна большая и неоспоримая угроза для оставшихся на Борке имперских поселений, полномасштабное наступление на города-ульи среди замерзших пепельных пустошей севера. Мечтающий о том чтобы потушить сами звезды Могучий Давитель был достаточно сумасшедшим, чтобы стать вождем галактических масштабов – но сперва ему нужно было увести объединенные племена Борка с планеты и завоевать один или два мира. Бадрукк, всегда искавший самый стрилятельный способ решать проблемы, пришел к очень орочьему решению.  

ОРУДИЕ СУДНОГО ДНЯ
Все еще одержимый убийством бледной луны Борка Могучий Давитель мог лишь молча смотреть на Бадрукка, когда пиратский лорд объявил, что у него есть план, как избавится от планетоида раз и навсегда. Кэп убеждал Клешнеглотку построить самое здоровенное и стрилятельное арудие, какое планета когда-либо видело, пушку столь огромную, что затмила бы собой даже оружие защищавших Протокузню Аяксиды божественных машин. Это супер-оружие было бы настолько мощным, что взорвало бы луна на мелкие кусочки. Клещнеглотка решительно кивнул, его люминесцентные слюни стекали из угла рта в неистовом предвкушении. Закрепляя успех, Бадрукк убедил Клешнеглотку сперва “испытать” пушку, пальнув по имперской столице Мартен-улей. Пиратский лорд знал, что такое ужасающее проявление силы, в добавок к слухам о растущем Вааагх! привело бы на Борк имперское подкрепление. А с ним и флот кораблей, нужных чтобы начать боркский галактический поход.

Могучему Давителю в целом понравился план Бадрукка, но он решил добавить собственные идеи. “Мегарудие” нужно было водрузить на подразделения больших тягачей. По окончанию же направить ее на полной скорости к улью, после чего произвести серию потрясающих взрывов, чтобы дать знать луне, что ее ждет.

ВЗГЛЯД ИМПЕРИУМА
Тем временем, в отдаленном Мартен-улье, покинувшие свою дорогую Протокузню Адептус Механикус увидели возможность избавиться от орков раз и навсегда, вернув в процессе свои кузни. Старшие магосы, возглавляемые хитрым старым техножрецом по имени магос-прайм Севаст Атари, воспользовавшись своими подсистемами вокс-майорис, перехватили объявление войны луне Борка Могучем Давителем. Старый техножрец знал, что могли потребоваться годы, чтобы обычный призыв о помощи достиг нужного уха, но к громкому объявлению тотальной войны от нового и амбициозного орочьего вождя будет уделено пристальное внимание ото всех кто видел разрушительную мощь полноценного Вааагх! Благоразумно отредактировав любые упоминания о “далбануть луну насмерть”, Атари усилил напыщенные разглагольствования Могучего Давителя о завоеваниях и транслировал их с заброшенного в пустыне комплекса Вокс-Стеллария.

План Атари сработал. Астропатический хор на флагмане Темных ангелов “Львиный коготь” перехватил передачу на момент, когда флот астартес возвращался с уничтожения анклава фрексиан. Предполагая, что сигнал шел от захватившего мир Бхорк орочьего вождя, глава астропатов передал коммюнике великому магистру Азраилу. Азраил принял обет, что больше не один мир Звезд Упырей не падет перед чужаками, пока в них находятся его люди, и не собирался нарушать свою клятву, будь то чужак фрексианским биоморфом или же вождем орков. Он направил курс своего флота на Бхорк и, предупредив остальную часть имперской боевой группы, возвращавшейся с фрексианского осуждения, приготовился к полномасштабному вторжению. Вааагх! мог быть остановлен даже не начавшись.  

Азраил приказал астропатам флота связаться с имперскими кастелянами Мартен-улья, лишь для того чтобы услышать, что бронеколонна чудовищного размера несется через пустыню прямиком к стенам улья. Колона, состоявшая в основном из нескольких сотен баивых фур, предположительно сопровождала какое то орочье супер-оружие. Что еще хуже, свалки металлолома по всей соседней зоне Ржавия вмешали в себя несколько строительных площадок по постройке гаргантов. Вааагх! почти достиг критической массы, нельзя было терять ни мгновения.

“Этот вождь зеленокожих должен быть остановлен и уничтожен. Его жажде завоеваний нельзя позволить распространяться. Готовьтесь, ибо на рассвете мы атакуем!” – Великий магистр Темных ангелов Азраил.

ВОЙНА ЗА БХОРК ПРАЙМ
Азраил знал, что Могучему Давителя нельзя было позволить покинуть планету, чтобы его страсть не заразила другие орочьи миры в той области космоса и не разожгла полномасштабный Вааагх! После собрания лучших тактических умов имперского флота, был создан план вторжения состоящий из четырех пунктов. Темные англелы поручили себе перехват и уничтожение космолетов, насколько бы нелепыми и невероятными те бы не показались. Воющие Грифоны, которых возглавлял неулыбчивый капитан Гавейн Равиль, должны были высадится в Ржавии и уничтожить работы по постройке гаргантов. Равилю было хорошо известно, что ничто не могло разжечь страсть орков к завоеваниям так, как идолы варварских богов зеленокожих. Приписанной к флоту вторжения Азраила кадианской бронированной боевой группе было поручено нейтрализовать орочье воздушное превосходство на Бхорке. Они должны были уничтожить любое найденное воздушное судно, чтобы свести к минимуму возможность вождя совершить побег. И наконец, благодаря их умению уничтожать тяжело укрепленные машины и огневые позиции, Ультрамаринам и Кровавым ангелам выпала важная задача остановить супер-оружие орков до того как оно выстрелит. Планы были разработаны, вторжение начато, и как только десантные капсулы в низкой атмосфере над силами Могучего Давителя засветились мстительным красным огнем, сеть начала сворачиваться.

Далеко внизу на своей смехотворно хвастливой баивой фуре, кэп Бадрукк покосился на спускающееся десантное судно и ухмыльнулся своей невероятно дорогой улыбкой. Корабли прибыли, теперь оркам нужно было лишь выиграть войну…





Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Arch atheist
Сферический тролль, настолько он жирен
Сферический тролль, настолько он жирен



СообщениеТема: Re: Вазывшение Давителя.   Вт Сен 03, 2013 3:27 am


Da Rise of da Mangler


WAAAGH! BORK
There was a time when the Ghoul Stars shook to the fury of the greenskins of Bork, a time brought about by the insane dreams of an Ork Warlord known as the Mighty Mangler. Phil Kelly unfolds the peculiar origins of Waaagh! Bork, a crusade of anarchy and violence that left a star system gored and bleeding in its wake.

Bhorc Prime, an industrial world known only as Bork to the greenskin tribes that infested its dark side, was once one of the unremarkable frontier worlds that fringed the Ghoul Stars. Towards the latter half of 978.M41 it became synonymous with death and destruction on a galactic scale.

History will remember the greenskin known as the Mighty Mangler of Bork for two reasons. An Ork who scarred the stars themselves with the ferocity of his Waaagh!, Warlord Klawjaw, named the Mighty Mangler by his followers, was notable for a peculiar genius in the field of warfare. However, Warlord Klawjaw's true infamy stemmed not from his ferocity or even his ingenuity, but from the fact he was absolutely barking mad.
Anonymous
View SameGoogleiqdbSauceNAO m2120417_P7Mb1.jpg, 29 kB, 400x523

Anonymous Thu Apr 01 2010 11:33:25 No.8910374 Report
Quoted By: >>8910384
>>8910371
RISE OF A LUNATIC
The Runtherds of his home planet tell of a time when the Mighty Mangler was simply known as Kog; a primitive thug living upon the ork-held side of the once prosperous planet known as Bork. As a whelp Kog had such a voracious appetite that he gobbled down anything that moved and more besides. Though slow of wit, Kog grew to a formidable size on a diet of fighting and eating and eating and fighting, and many believed he would one day rule his tribe. They were right, but Kog's meteoric rise through the ranks was not at all what they expected.

One typically stinking and humid day on the planet Bork, Kog was idly hunting Grots in the disused industrial complexes that gripped the planet's equator like a girdle of twisted metal. Down in the dark and waterlogged bowels of a rusting manufactorum, Kog found a fat, meaty Squig that was too bloated to escape. The critter glowed balefully in the dark, a sickly greenish-yellow that reflected from the pools of toxic waste scattered all around it. Naturally, Kog gobbled it down in short order, though it tasted even more disgusting than your average dung-eating fangbeast. Kog's guts felt strange and his head even stranger. He lay down in the lambent subterranean pools for a good long snooze, and days later, when he woke up, he was a very different Ork.
Anonymous
View SameGoogleiqdbSauceNAO m2030026_P2MB1.jpg, 125 kB, 749x350


When Kog eventually stormed back to his tribe, he was virtually unrecognisable. Clad from head to toe in rusted metal and with fluorescent drool dribbling from his ravaged lips, Kog towered over even the oldest and gnarliest Orks of the tribe. His jaws had been reinforced with great jagged shards of iron bashed together into the rough shape of a power klaw, and he had a look in his eye that would make even a rampaging Squiggoth shuffle back into its pen. The first Ork to ask if the ghastly apparition was Kog got his head smashed in and his arms bitten off for his trouble. This bizarre newcomer called himself Klawjaw, and no greenskin in his right mind was about to argue. In fact, even those who were not in their right mind instinctively knew that the newcomer meant business - a fortuitous turn of events, for if Klawjaw fitted in anywhere, it was with the local Madboyz on the periphery of the Ork tribes.

Though many of the Orks in Klawjaw's tribe saw a natural leader in their midst, the Runtherds whispered that the newcomer was dangerously unstable even for an Ork. Anyone who disagreed with his wild claims or objected to the deranged antics of his Madboy retinue was not killed but instead permanently maimed. For Klawjaw knew that although Orks did not fear death, they certainly did not relish the thought of a lifetime spent as a mangled lump of torn flesh. It was only a brave or exceptionally stupid Ork who would meet Klawjaw's baleful gaze for long.

Before long, Klawjaw had united the neighbouring tribes. Thousands of greenskins were bound together in awe of his legendary brutality and sadism. Those who disagreed with Klawjaw's plans got their arms or legs bitten off to teach them a lesson, resulting in a roaring trade in cybernetics for the local Painboyz. Warboss Hunka of the Snakebite clan fared even worse, having all of his limbs gobbled up and his jaw ground into dust to prevent him buying new ones. Word spread far and wide of this new Warboss, and more Orks flocked to join the one they called the Mighty Mangler with every passing day.

A Waaagh! was slowly buildling, with a madman at its heart.

THE MADNESS OF THE MANGLER
As the legend of the Mighty Mangler grew, so did the insanity bubbling away in his fevered brain. He regularly patrolled the shanty towns around the foothills of Gork's Toof, the mountain which he had made his lair, picking out the strangest and most eccentric of Orks for his personal retinue. Soon his warband became an uncontrollable and violent carnival that left mayhem in its wake. On nights illuminated by a full moon, the Mighty Mangler could be found at the highest peak of Gork's Toof, screaming at the crater-pocked planetoid above and threatening to give it a good kicking it if it didn't stop staring at him.

The Orks in the sprawling conurbations below cared little that their leader was so patently insane, for in his madness lay the seeds of genius. Klawjaw's army of Meks, the Kogheads, were spurred on by a mixture of fear and giddy enthusiasm to ever greater feats of engineering as they attempted to obey the alternately bawled and growled demands of their beserk master. From Klawjaw's crazed visions were born such technological bastardisations as the Gorebuggy, the Squiggler Wagon and the Doom Dread. The Mighty Mangler also insisted upon the building of a fleet of submersibles so that he could conquer the great bladed fish that lived in the oceans of Bork. Most of all, Klawjaw wanted to master flight so that he could fly up to the moon and smash it apart with his bare hands.

THE WAR FOR THE PROTOFORGE
Klawjaw made significant progress in his bizarre quest when he led his ramshackle armies against the neighbouring continent of Ajaxis. Ajaxis was host to an alpha-grade Adeptus Mechanicus Protoforge Complex whose inhabitants were content, for the time being, to leave the primitive Ork cultures on the dark side of the planet to their own devices. After all, the savage greenskins had no way of detecting the ancient tech-city's presence, let alone crossing the great watery gulfs between them. Or so they thought.

One moonlit night the Mighty Mangler started to convulse and shake. When he recovered what passed for his wits he flew into a rage, saying that the Ork gods Gork and Mork had told him the humies on the other side of the world were laughing at him. Within a matter of days the Orks were ready for all-out war. They spilled and lurched across the ocean in Klawjaw's crudely-made submersibles, fighting their way through sea crocodile packs and blasting apart the bladed whales that haunted the deeps. At the helm of each of the vessels was a Madboy lieutenant infected with Klawjaw's crazed vision, but despite this (or perhaps because of it) the majority of the fleet made it to Ajaxis intact.

Even with their advanced technology and the legion of elite Praetorian Guard assigned to protect them, the Techpriests of the Protoforge were no match for the savagery of the Mighty Mangler's fleet. Many of the submersibles, equipped with great whirring buzz-saws or even great iron gobs in the fashion of Klawjaw himself, simply chewed through the dockyards and into the manufactorums beyond, opening fire with heavy calibre cannon before disgorging hundreds of Ork warriors from their iron bellies. The night sky was lit with the fires of war for several days, but though the Orks took horrific casualties from multilaser and megabolter, the horde just kept on coming. Eventually the fanatical fervour of the Mighty Mangler's troops won out. Faced with a truly messy alternative, the Senior Magi of Ajaxis enacted a fighting withdrawal to the distant hive city known as Furnacehive, temporarily leaving their beloved forges in the talons of the alien invaders. There the Techpriests vowed a terrible revenge, sending a plea to Imperial authorities asking for reinforcements with which to eliminate Klawjaw's upstart army. But the wheels of Imperial justice turn slowly, and thousands of such requests land upon the serried desks of the Administratum every week. Bork was deemed stable, for the Ork invasion had conquered but a single continent and the fall of a single Mechanicus outpost did not warrant direct intervention.

Meanwhile the Kogheads, Klawjaw's mob of Mekboys, wasted no time in both enslaving the peons who once laboured under the Mechanicus' whips and familiarising themselves with the Protoforge's production lines. The manufactorums were swiftly refitted by Klawjaw's Mekboyz to construct Battlewagons loosely modelled upon the Mangler's own prized transport. Triplicators and dio-crucibles glowed red hot as more and more heavily armoured vehicles were rolled out of the vehicle workshops. At the heart of the complex, the Mighty Mangler sat upon a shapeless throne made from the mangled corpses of his enemies, glaring up at the night sky and gnashing his teeth with raging ambition. He would take the fight to the stars themselves, and one by one he would grind them under his heel.

'Ya fink I'm gonna stop wiv dat pasty-faced Grot of a planet starin' at me every night? I'm gonna punch out every single one of dem winky little gits up there or die tryin!'
- The Mighty Mangler ruminates upon the heavens

THE QUEST FOR THE STARS
It was not long before the Mighty Mangler declared a state of war against his old enemy, the Borkian moon, who was staring at Klawjaw particularly fiercely that week. Knowing that he would need some serious Orky know-wots to take the fight into orbit, Klawjaw rebuilt the Protoforge to his own needs and took the continent of Ajaxis as his new kingdom. Armies of Loota boyz combed the humid equatorial deserts for more and more raw material, and mountains of scrap piled up around the new fortress with which the Meks built ever larger and more ambitious engines of war. Hundreds of engines of flight were built that ranged from one-man koptas and rokkit packs (too short-ranged) to Ork launchers (too messy) to Fighta-Bommas with enormous engine stacks that could not possibly carry enough fuel to breach the atmosphere. Still the moon remained out of reach.

Klawjaw's orders became ever more ambitious and peculiar and soon his obsession with flight had spread to his Koghead Mekaniak elite. The iron-hulled submersibles used by Klawjaw to reach the continent of Ajaxis were rebuilt with great rokkit engines and steel wings, turning them into cumbersome but theoretically flight-capable spacecraft. Anti-gravity dirigibles were built that belched and farted upwards from the scrapyards of Bork in an attempt to reach ever-greater altitudes. Giant rokkits were constructed on towering gantries that pointed straight at the moon. A series of messy trials allowed the Kogheads to reach low orbit but no further. As his Madboy lieutenants slowly mastered the vox-networks of the Mechanicus city, word of the Mangler's quest spread far and wide. Orks of all clans and affiliations put aside their differences and came to witness the strange and violent machines built to Klawjaw's vision. Infected by his mad dreams, tribe after tribe and warband after warband joined the new Waaagh! that was spreading like wildfire across the land, and soon the Mangler's followers numbered in the millions, every single Ork consumed with the notion of leaving Bork and smashing apart every planet they could reach.

In desperation, Klawjaw ordered his men to send out a call for assistance, a last resort the Mighty Mangler had never stooped to since his youth. He sent word far and wide, offering a king's ransom in teef to any Ork with the power of flight who could deliver his lunar nemesis unto him. Some of the greatest legends of Ork kind answered the call, perhaps amused by the insanity of the request, perhaps merely lured by the promise of wealth. Amongst their number were Boss Zagstruk and his Vulcha Boys, screaming down from the skies on kustom-built rokkit packs and butchering an entire warband of Klawjaw's Lootas to show they meant business. Klawjaw was impressed, but as fierce as Zagstrukk was, even the grizzled old bully's antique Fighta-Bomma could only carry a few mobs of lads. It was not enough.

KAPTIN BADRUKK'S KUNNIN' PLAN
It was the legendary cunning of the Freebooter Kaptin Badrukk that finally gave Klawjaw the solution to his problem. Badrukk, self-styled King of the Flash Gitz and veteran mercenary extraordinaire, had an uncanny knack of turning up whenever countless chests of Ork teef were on offer and an even uncannier knack of disappearing off with them. However, upon meeting the glowering, towering Mighty Mangler in the flesh and hearing the note of raw insanity in his roaring, bombastic speeches, Badrukk was so taken by the sheer madness of the Mangler's plan that he agreed to help him.

The Kaptin, having been embroiled in dozens of Waaaghs across the galaxy and knowing all there was to know about Ork invasions, could see the time was ripe for the Orks of Bork to make their mark upon the universe. He looked with disdain upon the Kogheads' dubious attempts to get the Mangler into space and shook his ostentatiously hatted head - there was simply no way these backwater yokels could construct a starflight-capable fleet before the budding Waaagh! lost momentum. Badrukk stalked back to his infamous attack kroozer Da Killjaw and thought long and hard until his head hurt and his gold-plated teef began to itch. So it was that Kaptin Badrukk's Kunnin' Plan was formed.

Badrukk knew that for the Waaagh! to leave Bork and become a true interstellar crusade they would need ships - lots and lots of ships. The mercenary had known ever since he got his first skull-and-shoota tattoo that the simplest way of getting hold of something was to nick it off someone else. Waiting for a suitable fleet or space hulk to drift into orbit could take decades. What was needed was a large and undeniable threat to the remaining Imperial settlements left upon Bork, a full-scale invasion of the hive cities in the freezing ash wastes to the north. With his dreams of extinguishing the stars themselves, the Mighty Mangler was just crazy enough to be a Warlord on a galactic scale - if only he could lead the united tribes of Bork off-world and conquer a world or two first. Badrukk, always on the lookout for shootier ways to solve a problem, had come up with a very Orky resolution.

THE DOOMSDAY GUN
The Mighty Mangler, still obsessed with killing Bork's pallid moon, would only see Badrukk when the pirate lord announced that he had a plan to take out the planetoid once and for all. The Kaptin persuaded Klawjaw to build the biggest, shootiest kannon that the planet had ever seen, a gun so large it dwarfed even the weapons of the god-machines that defended the Ajaxis Protoforge. This super-weapon would be so powerful it could blast the moon itself into tiny pieces. Klawjaw nodded his head vigorously, luminescent slobber dribbling from the corner of his mouth in heady anticipation. Pressing his advantage, Kaptin Badrukk persuaded Klawjaw to 'test' the gun by firing it at the Imperial capital of Furnacehive first. The pirate lord knew that such a blatant show of force, coupled with the rumours of a burgeoning Waaagh!, would bring Imperial reinforcements to Bork - and with them, a fleet of ships sufficient to kick-start Bork's galactic crusade.

The Mighty Mangler liked Badrukk's plan in principle, but had a refinement of his own to add. The 'Megakannon' would be mounted on great tractor units and, once it was complete, it would be driven at full speed into the hive before being fired in a series of almighty blasts that let the moon know what was coming to it.


THE GAZE OF THE IMPERIUM
In far-off Furnacehive, the Adeptus Mechanicus Techpriests who had abandoned their beloved Protoforge to the invading Orks saw an opportunity to rid themselves of the greenskin menace once and for all, reclaiming their forges in the process. Using their vox-majoris subsystems the Senior Magi, led by a canny old Techpriest called Prime Magos Sevastus Atari, intercepted the Mighty Mangler's declarations of war upon Bork's moon. The old Techpriest knew that a conventional call for aid might take years to reach the right ears, but a deafeningly loud declaration of total war from a new and ambitious Ork Warlord would be taken very seriously by any who had seen the destructive potential of a Waaagh! in full flow. After a touch of judicious editing to exclude any mention of 'heddbutting the moon to deff', Atari amplified the Mighty Mangler's ranting speeches of conquest and broadcast them from an abandoned Vox Stellaria compound in the planet's deserts.

Atari's plan worked. An astropathic choir upon the Dark Angels flagship Lionclaw intercepted the broadcast just as the Astartes fleet was returning from the destruction of a Threxian enclave. Assuming the signal to be from an Ork Warlord with the world of Bhorc in his grasp, the head Astropath transferred the communique to Grand Master Azrael. Azrael had sworn a vow that no more of the worlds of the Ghoul Stars would fall to the alien whilst his men were in sector, and he did not intend to renege on that oath, be the alien Threxian biomorph or Ork Warlord. He diverted the course of his fleet toward Bhorc and, alerting the rest of the Imperial battle group returning from the Threxian prosecution, prepared for a full-scale invasion. The Waaagh! would be stopped before it had even begun.

Azrael commanded his fleet's Astropaths to contact the Imperial castellans of Furnacehive, only to hear that an armoured column of extreme size was churning across the deserts straight for the hive walls. The column, which was mainly comprised of several hundred Battlewagons, was allegedly escorting some kind of extreme Ork super-weapon. Worse still, the scrapyards all across the neighbouring zone of Rustia played host to several Gargant construction sites. The Waaagh! had almost reached critical mass. There was no time to lose.

"This greenskin Warlord must be contained and exterminated. His lust for conquest must not be allowed to spread. Commend thyselves, for we attack at dawn!"
- Grand Master Azrael of the Dark Angels


THE WAR FOR BHORC PRIME
Azrael knew that the Ork Warlord known as the Mighty Mangler must not be allowed to leave the planet lest his fervour infect the other Ork worlds in that area of space and spark a full-scale Waaagh! After gathering the finest tactical minds of the Imperial fleet a four-point invasion plan was hatched. The Dark Angels tasked themselves with the interception and destruction of the Warlord's spaceworthy craft, no matter how outlandish and improbable they may seem. The Howling Griffons, led by the unsmiling Captain Gawain Ravelle, were to make planetfall in Rustia and destroy the Gargant construction sites. Ravelle knew full well that nothing could spark the lust for conquest in an Ork's heart as much as an effigy of the greenskins' barbaric god. The Cadian armoured battlegroup seconded to Azrael's invasion fleet was tasked with the neutralisation of the Ork air superiority upon Bhorc. They were to destroy any aircraft they could find to minimalise the chances of the Warlord's escape. Finally, due to their skill in the destruction of heavily fortified vehicles and emplacements, the Ultramarines and Blood Angels were given the weighty task of stopping the Ork super-weapon before it was fired. The plans were drawn, the invasion launched and, as Drop Pods glowed vengeful red in the low atmosphere above the Mighty Mangler's forces, the net began to close.

Far below, atop his ridiculously ostentatious Battlewagon, Kaptin Badrukk squinted up at the descending landing craft and smiled his unfeasibly expensive smile. The ships had come in. Now all the Orks had to do was win the war...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
 
Вазывшение Давителя.
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Форум без темы :: Переводы-
Перейти: